Наши преимущества

Сильная команда

Наши юристы являются членами Ассоциации юристов России и членами Ассоциации антимонопольных экспертов. Наши юристы — выпускники ведущих московских вузов и авторы правовых научных статей.

Качество

Обширная судебная практика
Более 95% выигранных дел

Гарантии

Обращение в нашу компанию гарантирует Вам не только высокое качество оказываемых услуг, но и комплексное решение поставленных задач, индивидуальный подход, своевременное исполнение принятых нами обязательств, привлекательность цен.

Мы - Юридическая компания «Правовые основы»

Современное российское законодательство, регламентирующее общественные отношения, представляет собой многогранную, сложную и отчасти противоречивую систему. Меж тем, практика хозяйственной деятельности, имущественные, финансовые и прочие отношения, в которые вовлекаются как крупные предприятия и организации, так и отдельные граждане, требуют уверенного знания и применения норм действующего законодательства. Для урегулирования актуальных вопросов могут потребоваться юридическая помощь и юридические услуги.

«Правовые основы» — залог Вашего благополучия!

Множество московских компаний оказывают помощь в юридических вопросах. Это обстоятельство существенно усложняет задачу выбора по-настоящему компетентных специалистов. Компания «Правовые основы» собрала штат высококвалифицированных и опытных юристов – практиков, готовых направить свою компетенцию на защиту интересов Заказчика. Юридическим лицам мы предлагаем:

  • комплексное юридическое сопровождение бизнеса (в том числе процедуры регистрации и ликвидации);
  • юридический аутсорсинг;
  • проведение юридической экспертизы документов (контракты, договора, внутрикорпоративные документы, претензии, иски);
  • взыскание дебиторской задолженности;
  • представительство интересов Заказчика в органах госуправления и власти;
  • представительство в судах всех инстанций;
  • обжалование действий и решений контролирующих органов;
  • консультации по всем отраслям права.

Физические лица могут получить в «Правовых основах» защиту по уголовным делам и административным правонарушениям, а также представительство интересов по гражданским делам следующих категорий:

  • семейные, жилищные, наследственные споры;
  • земельные, трудовые споры;
  • гражданские споры, связанные с взысканием долгов, установлением родства, признанием ограниченной дееспособности либо безвестного отсутствия;
  • защита прав собственности и сопровождение сделок с недвижимостью;
  • защита прав потребителя, а также чести, достоинства, деловой репутации;
  • возмещение вреда, причинённого жизни, здоровью, компенсация морального ущерба.

По вопросам оказания юридической помощи обращайтесь по телефонам, указанным на сайте.

Последние публикации

Гражданский оборот в цифровую эпоху

В самом ближайшем будущем личность во всех своих проявлениях будет окончательно встроена в цифровое пространство. Это не может не отразиться и на ландшафте гражданского оборота.

С самого своего рождения (создания) лицо будет попадать в цифровое пространство, обращаясь в цифрового субъекта. Его правовой статус, включая гражданское состояние (рождение, дееспособность и ее ограничение, семейное положение, рождение детей, смена имени, смерть и т.п.), автоматически отражается в мировой сети. Каждый получает своего правового ассистента (прасс), своего рода юридического искусственного интеллекта (искин). Прасс интегрирован в глобального ассистента каждого субъекта, который дает ему различные советы и управляет различными процессам деятельности своего хозяина (интернет вещей, умный дом, беспилотный транспорт, медицинский советник и т.п.). Для недееспособных он находится в услужении его представителей (опекунов). По мере достижения соответствующих уровней дееспособности прасс переходит во власть своего хозяина. По мере развития искинов и нейротехнологий прасс расширяет сферу своей коммуникации с хозяином: на первом этапе это – приказ и его выполнение прассом, на втором этапе это также – предложение прасса и его акцепт хозяином, на следующем этапе – самостоятельное выявление желаний хозяина и их удовлетворение прассом без участия хозяина. Прасс, используя нейроинтерфейс, начнет все больше и больше вбирать в себя личность хозяина, выполняя за него необходимую рутину хозяйственной жизни. Прасс подчиняется законам роботехники Азимова.

Все права хозяина (вещные, обязательственные, исключительные, личные неимущественные e.t.c.) фиксируются прассом и по большей части являются открытыми erga omnes. Глобальная база данных прав обрабатывается искусственным интеллектом мировой сети (искинмис). Права хозяина охраняются и управляются прассом.

Объекты [абзац дополнительно включен в исходный текст 11.11.17] гражданских прав расширяют свой состав за счет новых благ. Появляются такие своеобразные нематериальные объекты как знания, опыт, ощущения, искусственные воспоминания, зрительные образы, виртуальные каналы коммуникации и т.п. Эти объекты способны к обороту по алгоритму: человек-интерфейс-человек. Нематериальные (виртуальные) объекты еще больше начинают вымещать из оборота материальные объекты. Потребность человека в материальных объектах значительно сокращается, поскольку большую часть своего времени он начинает проводить в виртуальной, а не в натуральной среде (если вы оцениваете это предположение скептически, обратите внимание на то, где вы сейчас). Виртуальная среда, наполненная нематериальными объектами, способными к генерации знаний и ощущений, а также содержащая многочисленные каналлы коммуникации между людьми, элсубами (см. ниже), их сообществами, становится более богатой и, следовательно, более привлекательной, чем натуральная среда. Все объекты гражданских прав подвержены рейтингованию в искинмисе по различным параметрам. Число объектов, принадлежащих потребителю на вещном праве, существенно сокращается, люди предпочитают получать услуги, перекладывая бремя содержания вещей на специализированные коммерческие или публичные компании. Все вещи становятся умными вещами и могут информировать о себе, а некоторые могут взаимодействовать с субъектами гражданского права, а также при необходимости взаимодействовать между собой. Соответствующие вещи (роботы) и компьютерные программы способны к самообучению и принятию самостоятельных решений в интересах своего хозяина. Данные вещи (программы) начинают сочетать в себе черты объекта и электронного субъекта. По мере возрастания степени самообучения умных вещей, а также компьютерных программ — эти объекты образуют новую категорию гражданского права — электронный субъект (элсуб), который несет самостоятельную ответственность за принятые решения и за свои действия за счет имеющегося имущественного фонда, управляемого искинмисом. Как объекты элсубы принадлежат и используются субъектами гражданского права, которые несут ответственность перед третьими лицами только за свои решения и действия, но не за действия и самостоятельные решения элсуба. Элсуб может быть представителем субъекта, равно как действовать от собственного имени. Совместно принятое решение человека и элсуба может повлечь их совместную ответственность (солидарную или субсидиарную) перед третьими лицами (прасс является разновидностью или частью элсуба). В чуть более отдаленном будущем в результате эволюции элсубы могут стать частью человека (слиться с ним) или наоборот развиться до самостоятельной правосубъектности наряду с человеком. Традиционные материальные объекты гражданских прав имеют цифровую метку и по большей части стандартизируются,  параметры каждого из них, в том числе сохраняющиеся сугубо индивидуальные (уникальные), содержатся в базе данных искинмиса. Все вещи и даже их части чипируются, их передвижения в пространстве и от субъекта к субъекту фиксируются в искинмисе, а информация о них является доступной в установленном законом порядке. Прасс способен анализировать весь этот массив данных и выдавать релевантную информацию своему хозяину или принимать на ее основе самостоятельные решения. В мире традиционных объектов такие гражданско-правовые категории, как находка, бесхозяйная вещь совершенно маргинализируются. Вещи, особенно недвижимые, оцифровываются с момента начала их возникновения и даже еще до их создания. Гражданско-правовой режим недвижимых и движимых вещей, а также имущественных прав, сближается. Реестр вещей искинмиса отражает их в базе данных во всех известных науке пространственных и иных измерениях, а также содержит все необходимые по воззрениям оборота и согласно требованиям публичного порядка данные о свойствах и качествах вещи, равно как о ее правовом режиме, включая принадлежность соответствующему субъекту. Любую вещь, предложенную к обороту, можно исследовать удаленно во всех ее качествах и образах (ее можно рассмотреть, повертеть, пощупать, понюхать, виртуально прогуляться по дому или квартире и т.д.), услуга может быть визуально представлена в предпоказе ее оказания и присвоения результата услуги. Доставка вещей от производителя до потребителя, от прежнего собственника — новому собственнику, осуществляется преимущественно беспилотным транспортом и другими роботами.  Виртуальные объекты доставляются по сети. Вся логистика отражается в базе данных искинмиса и в базах персональных прассов. Всякое не соответствующее алгоритму правового режима вещи или виртуального объекта вмешательство в их целостность или принадлежность, равно как попытка ненадлежащего перемещения в пространстве (включая виртуальное) фиксируется персональным прассом и предотвращается искинмисом с использованием установленных законом оперативных процедур, включая судебные и иные юрисдикционные процедуры. Правообладатель немедленно извещается прассом о возможном нарушении его прав или законных интересов. Любой участник гражданского оборота с помощью своего прасса в любой момент времени и в любой точке пространства может получить исчерпывающую информацию о каждом объекте гражданского права в порядке установленном законом. Число споров по фактам об исполнении обязательств, споров о принадлежности вещных прав, споров о неправомерном лишении владения критически снижается. Рассмотрение споров сводится по большей части не к анализу физических и иных параметров объекта, фактов его перемещения и преобразования, а к вопросам юридическим (правовым). Принадлежность вещей и иных благ, оценка их потребительских свойств и качества, оборот  объектов становятся более надежными, а интересы человека удовлетворяются более полно и с меньшими издержками.

Большая часть рутинных сделок (оплата выставленных счетов, приобретение повседневных товаров и услуг, открытие и закрытие счетов и вкладов и т.д.), заключается и исполняется прассом самостоятельно. Абсолютно все сделки заключаются, оформляются, изменяются, фиксируются и сохраняются искинмисом при его взаимодействии с прассом. Договор как документ уходит в прошлое и замещается договором – как программой, интерфейсом. Юридические риски оцениваются прассом. Интерфейсы искинмиса по каждой сделке, по каждому праву обеспечивают соблюдение закона и предотвращение нарушения прав и законных интересов всех лиц в обороте. Например, если кредитор желает уступить право без необходимого по условиям сделки согласия должника, искинмис не позволит ему этого сделать. Инициирование процедуры возникновения, передачи, прекращения, изменения того или иного права лица (например, права собственности на недвижимость, корпоративного права и т.п.) немедленно становится известным прассу хозяина права, который примет оперативное решение или запросит инструкций у своего хозяина. Таким образом, цифровой правопорядок гражданского оборота по большей части предотвращает нарушение прав и в меньшей степени (в связи отсутствием необходимости) регулирует восстановление нарушенных прав. Нарушение прав критически сокращается. Юристы в своей практической деятельности в значительной мере перепрофилируются на развитие правовых интерфейсов, более продвинутых прассов, совершенствуя и развивая их. Немало интеллектуальных усилий юристов, программистов, управленцев понадобится и для развития искинмиса.

По мере своей хозяйственной жизни формируется многофакторный правовой профиль каждого субъекта. Этот рейтинг обрабатывается, анализируется и визуализируется искинмисом. Рейтинг субъекта в гражданском обороте определяется уровнем добросовестности и автоматически определяется искинмисом. Чем меньше субъект нарушает права членов сообщества, тем выше его рейтинг. Чем длительней субъект ведет себя добросовестно, исполняя свои гражданские обязанности перед членами сообщества, тем выше его рейтинг. Чем больше суммы его оборота, тем выше его рейтинг. Быть добросовестным становится экономически выгодным, поскольку лица с высоким рейтингом имеют лучшую экономическую позицию (ниже ставки по кредиту; больше предложений по продаже в кредит, без предоплаты и т.д.). Лица с длительным периодом высокого рейтинга добросовестности имеют больше возможностей перед лицами с непродолжительным рейтингом. Это стимулирует не нарушать прав других лиц под страхом снижения рейтинга, а также дестимулирует смену личности (закрытие бизнеса и открытие нового бизнеса). Компании однодневки становятся маргиналами, их неблагонадежность видна гражданскому обороту. Прасс всегда предупредит о таком сомнительном субъекте до заключения с ним сделки. Тот, кто часто и грубо нарушает права других лиц, не исполняет своих обязательств, предъявляет необоснованные иски и претензии становится «токсичным» субъектом и нежелательным контрагентом. Его жизнь обходится ему дороже. Известный принцип falsus in uno falsus in omnibus служит реальным сдерживающим фактором от недобросовестных действий.

В случае нарушения прав и законных интересов прасс предпринимает необходимые действия по их защите, в том числе в административном или судебном порядке. Судебная и административная процедуры полностью осуществляются в цифровом пространстве. Правоприменитель становится более беспристрастным и независимым, поскольку он по большей мере осуществляет свою деятельность в цифровом пространстве, а сама эта деятельность анализируется и объективно оценивается искинмисом, а вслед за ним всем обществом. Например, гражданско-правовой спор рассматривается судьей Российской Федерации, специализирующимся на данной категории дел. Судью по алгоритму выбирает из списка судей России этой категории соответствующий модуль искинмиса. Такой судья не принадлежит никакому суду, как организационной единице, не связан территориально со сторонами или органами власти, равноудален от всех сторон спора, его деятельность и каждый шаг абсолютно транспорентны. Институциональные суды упраздняются и заменяются вне территориальными инстанционными судьями по соответствующим категориям споров (судья по семейным спорам, судья по корпоративным спорам, судья по спорам из купли-продажи, судья по вещным правам и т.п., далее апелляционный судья, например, по купле-продаже, далее – кассационный судья, в завершении верховные судьи России).

Стандартизация всех рутинных юридических процессов исключает необходимость широкого привлечения к ней людей, большую часть всех необходимых действий осуществляет судебный искин во взаимодействии с прассом, а также с другими необходимыми искинами (например, экспертными, ведомственными и т.д.). Для нестандартных случаев, требующих творчества и человеческого интеллекта, юрисдикционная процедура вовлекает людей, каждому из которых помогает свой прасс. Процедура реализуется в цифровом пространстве с участием правоприменителя (судьи, госоргана), стороны спора (при желании), его правовых советников. Подготовительная стадия этой процедуры осуществляется прассами во взаимодействии с искинмисом и судебным искином.

Поскольку оцифровка человеческой деятельности становится глобальной, каждый шаг личности фиксируется беспристрастно искинмисом и прассами. Споры о наличии фактов, их содержании, времени возникновения и т.п. сводятся к минимуму. Большее значение приобретает не выявление факта и подтверждение его достоверности, а правовая оценка самого факта. Окончательная стадия процедуры проходит и завершается также в цифровом пространстве. Решение, вступившее в силу, исполняется соответствующими модулями искинмиса и, как правило, не требует участия человека. Нарушенные права восстанавливаются в основном автоматически. Результаты всех юрисдикционных процедур фиксируются и отражаются в цифровых профилях правоприменителя, истца и ответчика, третьих лиц, а также других лиц. Вся информация об этом (за исключением конфиденциальной в силу закона) содержится, обрабатывается и анализируется в искинмисе соответствующими интерфейсами.

Оцифровка гражданского оборота дает синергетический эффект, глобальная картина показывает правительству и законодателю, а также правоприменителю, какие сегменты регулирования требуют дополнительной настройки для улучшения реализации гражданами своих прав, а также для их защиты. Правильно организованный гражданский оборот в цифровую эпоху дает больше возможностей для увеличения благосостояния людей.

Существенные условия договора: комментарий к новой редакции ст.432 ГК РФ

Продолжаю выкладывать по понедельникам для публичного обсуждения комментарии к очередной новой статье ГК РФ. На этот раз это комментарий к новой редакции ст.432 ГК о существенных условиях договора.

Как обычно, напоминаю, что этот мой текст предварительный и не окончательный. Он еще будет дорабатываться, в том числе с учетом Ваших замечаний и предложений. Так что буду очень благодарен за любые отзывы. Напомню, что эти мои периодически выкладываемые на Закон.ру комментарии — часть готовящегося мною в соавторстве с рядом коллег (Р. Бевзенко, В. Байбак, А. Павлов и М. Церковников) большого постатейного комментария к нормам недавно обновленной общей части обязательственного права ГК РФ

 

Статья 432. Основные положения о заключении договора

 

1. Договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

2. Договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной.

3. Сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности (пункт 3 статьи 1).

 

Комментарий:

 

1.                 Согласно п.1 ст.432 ГК для того, чтобы договор был признан заключенным, необходимо, что между сторонами была достигнута договоренность по всем существенным условиям.

Существенные условия договора – это такие условия, без прямого согласования которых договор не является заключенным и не порождает правовые последствия. В случае отсутствия в договоре существенного условия пробел в договоре носит фатальный для его судьбы характер. В теории к категории существенных условий должны относиться такие условия, которые а) суд не может в принципе привнести в договор посредством применения аналогии закона, аналогии права или применения принципов разумности, справедливости или добросовестности, и б) хотя теоретически и могут быть привнесены в договор судом посредством применения указанных приемов, но делегация судам такой компетенции нежелательна, так как может спровоцировать непредсказуемость в отношениях сторон.

1.1.             Абзац 2 п.1 ст.432 ГК относит к существенным условиям договора три категории условий.

Во-первых, это условие о предмете договора. Понятие предмета договора носит достаточно размытый характер и может провоцировать судебные споры о том, какие конкретно условия определяют предмет договора. В то же время, этот критерий вряд ли имеет приемлемые альтернативы, так как составить и зафиксировать в законе исчерпывающий список существенных условий всех известных поименованных договоров и тем более договоров непоименованных просто невозможно. Акты международной унификации договорного права используют в указанных целях не менее оценочные критерии: ст.II.-4:103 Модельных правил европейского частного права говорит о необходимости «достаточной» определенности условий договора для признания его заключенным, а ст.2.1.2 Принципов УНИДРУА говорит о необходимости «достаточной определенности» содержания оферты.

Под согласованием предмета договора разумно понимать конкретизацию в договоре содержания основных обязательств сторон с достаточной степенью детализации, чтобы их воля могла быть воспринята судом. Например, в договоре купли-продажи стороны должны конкретизировать, что конкретно и в каком объеме подлежит отчуждению, а в договоре подряда должны быть четко идентифицированы выполняемые работы (в частности посредством согласования соответствующей проектной документации, технического задания и т.п.). В принципе условие о цене также относится к предмету возмездного договора, так как конкретизирует одно из основных его обязательств. В то же время в силу того, что согласно ст.424 ГК для большинства договоров условие о цене прямо исключено из списка существенных условий, отсутствие в договоре согласованной цены не приводит к признанию договора незаключенным, если только специальные нормы закона (напр., п.1 ст.555 ГК) не указывают на существенность данного условия.

Если предмет договора зафиксирован недостаточно четко или вовсе не согласован, суду не остается ничего иного кроме как признать договор незаключенным. В частности, суд не может определить за стороны, какой товар и в каком количестве подлежит продаже и какие конкретно работы – выполнению. Случаи признания договора незаключенным из-за недостаточной детализации предмета договора достаточно часто встречаются на практике (особенно в отношении договоров возмездного оказания услуг). См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 23 августа 2005 г. N 1928/05

Во-вторых, к категории существенных относятся условия, которые названы в законе или ином правовом акте в качестве существенных или необходимых для договоров данного типа. Речь идет, конечно же, о поименованных договорах, в отношении которых существует какое-либо специальное нормативное регулирование. Закон в ряде случаев фиксирует существенные условия отдельных договоров достаточно недвусмысленно, например, оговаривая, что такие-то условия являются существенными (например, ряд условий договора страхования по ст.942 ГК), или предусматривая, что отсутствие в договоре определенного условия влечет признание договора незаключенным (например, условие о цене в договоре купли-продажи недвижимости по п.1 ст.555 ГК).

В то же время в ряде других случаев положения закона менее однозначны, и от судов требуется телеологическое (целевое) и системное толкование соответствующих норм с целью определения того, была ли направлена воля законодателя на то, чтобы зафиксировать именно существенность условий. Так, часто в специальных нормах закона указывается на то, что те или иные вопросы определяются согласно условиям договора или те или иные условия указываются в договоре. В ряде случаев тем самым законодатель мог как желать, так и не желать установить существенность таких условий. Так, например, судебная практика толкует положение п.1 ст.740 ГК о том, что по договору строительного подряда подрядчик обязуется построить здание «в установленный договором срок» в качестве указания на существенность условия о сроке выполнения работ в договоре строительного подряда (п.4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 24 января 2000 г. N 51). С другой стороны, положение п.1 ст.781 ГК о том, что «заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг», большинством судов не оценивается как указание на существенность условия о сроке оплаты по договору возмездного оказания услуг.

Ситуация становится еще более запутанной, если ознакомиться с различными отраслевыми законодательными актами и подзаконными актами. Так, например, п.5 ст.13 Закона о водоснабжении и водоотведении прямо относит к категории существенных условий договора водоснабжения среди прочего а) «права и обязанности сторон по договору», б) «ответственность в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения сторонами обязательств по договору водоснабжения» и в) «порядок урегулирования разногласий, возникающих между сторонами по договору». Достаточно очевидно, что законодатель просто не мог, действительно, иметь в виду, что отсутствие в договоре водоснабжения условий об ответственности или порядке урегулирования разногласий или каких-то иных подобных абсолютно второстепенных условий должно означать признание договора незаключенным. Ведь единственной жертвой подобного развития событий окажется потребитель. Указание же в перечне существенных условий загадочных в своей неопределенности «прав и обязанностей сторон по договору» лишь подтверждает догадку о том, что здесь законодатель отнюдь не имел в виду существенные условия по смыслу ст.432 ГК.

Как мы видим, только телеологическое и системное толкование закона позволяет прояснить многочисленные двусмысленности, которые рассеяны по тексту российских законодательных актов. Постепенное накопление судебной практики, толкующих подобные положения специальных норм закона, проясняет круг существенных условий поименованных договоров. Так, например, ВАС РФ в 2014 году признал, что в силу существа обязательств по договору возмездного оказания услуг положение п.1 ст.708 ГК о существенности условия о сроке выполнения работ в договоре подряда не применяется к договорам возмездного оказания услуг и не делает условие о сроке оказания услуг существенным (п.8 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25 февраля 2014 г. N 165). Тем самым была решена старая проблема, которая долгое время решалась нижестоящими судами неодинаково.

В-третьих, к существенным относятся условия, по которым согласно заявлению одной из сторон должно быть достигнуто согласие. Это положение означает, что любые условия, которые одна из сторон фиксирует в своей оферте (например, направляемом проекте договора), приравниваются к существенным и должны быть согласованы для того, чтобы договор был признан заключенным.

Иногда встречается такое мнение, что для признания выдвинутых одной из сторон условий существенными необходима прямая оговорка в оферте о том, что такие условия или некоторые из них являются существенными. В рамках этой ошибочной интерпретации при отсутствии в оферте такой специальной оговорки согласие другой стороны с теми условиями оферты, которые характеризуют предмет договора или являются объективно существенными в силу указания в законе, достаточно для признания договора заключенным, и договор будет считаться вступившим в силу в части согласованных условий без учета тех объективно несущественных условий оферты, по которым у стороны остались разногласия. Такая точка зрения является в корне неверной, так как не учитывает системное толкование закона и тот факт, что в силу ст.443 ГК «ответ о согласии заключить договор на иных условиях, чем предложено в оферте, не является акцептом»; «такой ответ признается отказом от акцепта и в то же время новой офертой», а в силу п.1 ст.438 ГК «акцепт должен быть полным и безоговорочным». В этих условиях системное толкование п.1 ст.438, 443 ГК и п.1 ст.432 ГК не оставляет сомнений в том, что сам факт включения оферентом тех или иных условий в оферту означает, что для него согласование таких условий является принципиальным и лишь частичное согласие другой стороны не влечет заключение договора. Иное толкование не только противоречило бы ст.443 ГК и п.1 ст.438 ГК, но и по существу было бы крайне неудачным, дестабилизируя отношения сторон и подрывая основной принцип договорного права – автономию воли. Ведь такое ошибочное толкование означало бы, что оференту может быть навязано содержание договора, не соответствующее тому, на что он сам выразил волю. Нет никаких гарантий, что оферент согласился бы делать оферту или изложил бы ее условия именно в имеющейся редакции, если бы он знал, что акцептант акцептует оферту лишь в части и суд признает договор заключенным лишь в этой части. Все условия договора тесно переплетены между собой. Поэтому следует презюмировать, что сам факт включения в оферту тех или иных условий означает, что их согласование принципиально для оферента.

Отдельная проблема возникает в случае, когда у сторон остались не снятые разногласия, но договор начинает исполняться. По этому вопросу см. комментарий к ст.443 ГК.

1.2.              Существенные условия должны быть согласованы сторонами в самом договоре или в различных дополнениях к нему (дополнительных соглашениях, приложениях, спецификациях и т.п.). В таких ситуациях договор будет считаться заключенным с момента заключения такой дополнительной сделки.

Кроме того, могут иметь место ситуации, когда в тексте договора или дополнениях к нему те или иные существенные условия не указаны, но они определены в подписанной сторонами документации, оформляющей сдачу-приемку (акты выполненных работ, накладные и т.п.). См.: Постановления Президиума ВАС от 28 октября 2010 г. N 15300/08 и от 31 января 2006 г. N 7876/05. В такой ситуации договор также следует признавать заключенным и действующим, как минимум, с момента оформления такой документации и согласования отсутствующих в договоре существенных условий.

1.3.              Существенные условия договора могут носить не четко определенный, но определимый характер. В последнем случае стороны фиксируют в договоре алгоритм определения существенных условий, который может позволить к моменту исполнения договора определять значение такого условия. В частности, включение в договор валютной оговорки (ст.317 ГК), по сути, означает установление в договоре не четкого размера цены, а алгоритма его определения (подлежит уплате рублевая сумма, которая к моменту оплаты будет эквивалентна указанной сумме иностранной валюты по соответствующему курсу). Поэтому в тех случаях, когда условие о цене является в силу закона существенным, такое условие следует считать согласованным и в случаях использования валютной оговорки. Возможность установления иных вариантов определимых существенных условий поддерживает и судебная практика (пункт 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.01.2015 №2; Постановление Президиума ВАС РФ от 4 декабря 2012 г. N 11277/12).

1.4.              Договор, в котором стороны не согласовали существенные условия, является именно незаключенным и фактически отсутствующим. Правила о недействительности договора к такой ситуации неприменимы (Пункт 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 N 165).

1.5.              Суд при рассмотрении спора о неисполнении договорных обязательств или иного договорного спора вправе признать договор незаключенным и в отсутствии иска о признании договора незаключенным или возражения одной из сторон со ссылкой на незаключенность договора (пункт 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 57)

 

2.                 Согласно п.2 ст.432 ГК договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договора) одной стороной и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной. Договор является двусторонней или многосторонней сделкой. Соответственно, для его заключения требуется изъявление воли более чем одного лица. Волеизъявление сторон на вступление в договор и обозначается в качестве оферты и акцепта.

Договор считается заключенным посредством оферты и акцепта и тогда, когда он подписывается в виде единого документа. Наиболее типичная форма заключения договора в хозяйственной практике состоит в подписании одной из сторон двух экземпляров договора и направления их другой стороне для подписания с последующим возвратом подписанного экземпляра первой стороне. В таком случае подписание экземпляров первой по очереди стороной будет считаться офертой, а второй стороной – акцептом. Более того, оферта и акцепт имеют место и тогда, когда договор подписывается в присутствии сторон. Просто в этом случае разрыв во времени между подписанием экземпляров договора одной сторонами оказывается минимальным.

В то же время могут встречаться ситуации, когда квалификация встречных волеизъявлений в качестве последовательных оферты и акцепта не столь однозначна. В частности, такая проблема возникает тогда, когда стороны подписывают по одному экземпляру обсужденного и согласованного заранее текста договора и обмениваются ими. Такая практика встречается в обороте. Представляется, что четко определить, кто из сторон здесь является оферентом, а кто акцептантом в такой ситуации достаточно проблематично. По сути, каждая из сторон является одновременно и оферентом, и акцептантом.

 

3.                 Пункт 3 ст.432 ГК, появившийся в ГК с 1 июня 2015 года, утверждает действие принципа эстоппель при формальной незаключенности договора. Согласно этой норме сторона, принявшая от другой стороны исполнение по договору или иным образом подтвердившая его действие, не может ссылаться на формальную незаключенность договора, если такая ссылка в контексте конкретных обстоятельств будет свидетельствовать о недобросовестности. Это положение применимо в первую очередь к ситуации отсутствия в договоре существенного условия. Ранее данная идея выводилась в судебной практике (Постановления Президиума ВАС от 8 февраля 2011 г. N 13970/10 и от 5 февраля 2013 г. N 12444/12, п.7 Информационного письма Президиума ВАС от 25 февраля 2014 года №165)

Если в договоре не согласованы некоторые существенные условия, но впоследствии одна из сторон подтверждает действие договора (принимает исполнение, сама исполняет свое встречное обязательство или совершает иные действия, подтверждающие действие договора), то попытка этой же стороны впоследствии сослаться на незаключенность (потребовать признания договора незаключенным в суде или возразить о незаключенности в ходе того или иного договорного спора) может расцениваться как недобросовестное, непоследовательное поведение, которое подрывает возникшие у контрагента, полагавшегося на предшествующее конклюдентное поведение первой стороны, разумные ожидания. В этом случае суд блокирует ссылку на незаключенность и исходит из факта заключенности договора.

Многое при применении принципа эстоппель в данной ситуации зависит от конкретных обстоятельств дела. В частности, принципиальное значение имеет то, вытекает ли из подтверждающего, конклюдентного поведения одной из сторон ее согласие с отсутствующим в договоре существенным условием. Если да, то есть основание для применения принципа эстоппель. Если нет, и вопрос об отсутствии согласия по соответствующему существенному условию никак не снимается за счет последующего поведения, то нет и оснований «исцелять» договор и признавать его заключенным.

Например, если в договоре подряда прямо не согласовано существенное условие о сроке выполнения работ, но впоследствии работы выполнены и заказчиком без возражений приняты, при попытке заказчика в ответ на иск о взыскании долга за выполненные работы сослаться на незаключенность договора суд должен применять эстоппель из п.3 ст.432 ГК, так как сам факт принятия работ конклюдентно свидетельствует о том, что срок, в который фактически уложился подрядчик, заказчика устроил, и по сути условие о сроке работ таким образом конклюдентно согласовано. Другая ситуация имела бы место, если в договоре подряда отсутствует срок выполнения работ или точное описание работ, а заказчик вносит подрядчику предоплату или передает материалы. В такой ситуации несмотря на то, что одна или даже обе стороны совершают действия, которые свидетельствуют о том, что они относятся к договору как к заключенному, вопрос о сроке выполнения работ или самом предмете договора никак таким поведением не проясняется. Поэтому если впоследствии стороны так и не договорятся о сроке работ или предмете договора, ссылка одной из сторон при рассмотрении спора на незаключенность договора не должна признаваться в качестве недобросовестной и отвергаться на том основании, что эта сторона ранее вела себя так, как если бы договор был заключен. Ведь если суд в такой ситуации отвергнет ссылку на незаключенность и признает договор заключенным, ему придется как-то восполнить пробел в договоре и определить существенное условие, в то время как сам существенный характер отсутствующего условия исключает право суда его определять по собственному разумению (это особенно очевидно применительно к такому существенному условию как предмет договора).

Подписи, консультации, договоры: один день из жизни нотариуса

Стать нотариусом трудно, многие желающие годами ждут возможности открыть собственные нотариальные конторы. В Москве 703 нотариуса, из них всего несколько человек в год оставляют эту работу, и за освободившееся место сразу начинается борьба. Корреспондент «Право.ru» провел один день с действующим нотариусом и выяснил, чем он занят.

Подробнее

Отзывы

Приходите и сотрудничайте с нами

Контакты








Схема проезда